Энерго-Эксперт



» СЧЕТЧИКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ

СЧЕТЧИКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ

СЧЕТЧИКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ
Назревшие проблемы и необходимые решения


Мнение ученого
Лев Осика, доцент МЭИ (ТУ), г. Москва

С первых практических шагов по созданию современных рынков электроэнергии в России так называемый «коммерческий учет» электроэнергии служит основным бизнес-стимулирующим фактором, привязанным к любому событию в отрасли и вокруг неё.

Причем не важно, что это за событие: высказывания президента, выход очередного постановления правительства, проекты изменений или сами изменения в регламентах оптового рынка, либо же организованная рекламная кампания (здесь имеется в виду, главным образом, беспрецедентная раскрутка в СМИ некоей идеи под названием Smart Metering, а по-русски – «интеллектуального учета»).

Самым главным фактором, как и положено в рыночной экономике, являются продажи. Для приборостроителей – продажи счетчиков посложнее и подороже. Для интеграторов – продажи систем, также лучше посложнее и подороже. В этом нет ничего противоестественного или аморального – так происходит везде в мире.

Более того, одним из приоритетов политики государства является развитие конкуренции, недопущение появления препятствий для ее развития, что нашло отражение, в частности, в законе «О техническом регулировании». Хотим мы этого или нет, но в России сложился рынок и систем АИИС КУЭ (АСКУЭ), и их составляющих, в т.ч. счетчиков, которые, и я в этом неоднократно убеждался на опыте, вполне удовлетворяют всем возможным (и разумным) запросам потребителей, не нарушая установившиеся принципы либеральной экономики.

Странно и непонятно другое. Технические журналы полны высказываний весьма уважаемых специалистов, которые хором и поодиночке требуют одного: дать обязательные (государственные!) нормативные требования к счетчикам, цепям, системам связи, протоколам обмена и т.п., вплоть до клемм и крепежных болтов. «А то пропадем, всё потонет в хаосе»! Но в этой связи у меня и многих моих коллег всегда возникало два вопроса.

Вопрос № 1


Разве нет у нас обязательных требований, которые позволяют построить измерительные системы (ИС) в виде отдельных счетчиков или автоматизированных комплексов, удовлетворяющих целям, ради которых они создаются, т.е. правилам оптового и розничных рынков?

Ответ очевиден: есть. И они приведены, применительно к теме дискуссии, в Правилах функционирования розничных рынков электроэнергии (РРЭ). Данным требованиям, наряду с требованиями закона «Об обеспечении единства измерений», удовлетворяют сегодня все выпускаемые счетчики. И я не слышал убедительных аргументов общественности в пользу изменения этих Правил. Иначе говоря, реальная жизнь не выдвигает ничего такого, что бы заставило законодателя пересмотреть требования.

Но в статье В. Демченко и В. Ковалева речь-то идет вовсе не об обязательных требованиях РРЭ к ИС. В ней просматривается прямая связь с уже упомянутой мной бизнес-идеей Smart Metering.

Именно в этой области авторы хотят установить «обязаловку», но с какой целью? Между тем она прозрачна и видна каждому: никто не хочет из своего кармана сейчас платить за установку систем «интеллектуального учета» – ни сбытовые компании, ни электросетевые, ни сами потребители. И регулирующие органы неохотно, только в исключительных случаях, включают затраты на Smart Metering в тарифы. Поэтому и возникает предложение поставить неразумных на место с помощью государства: выпустить постановление или иной документ, где бы запрещался к применению у физического лица простой и дешевый счетчик (тем более индукционный), а приказывалось платить «по полной» за микропроцессорный счетчик, с модемом PLC (BPL), со встроенным дорогущим отключающим реле и другими наворотами, включая системы безопасности. Да ещё и за эксплуатацию сего умного прибора платить, да за поверки и замены – и всё в интересах этого самого физического лица, «ныне пребывающего в темноте и не понимающего собственных интересов».

Если же говорить о хищениях электроэнергии, то установление конкретных мер против них в стандартах, да еще обязательных, выглядит странно: воры ведь и нормативные документы читают, и тоже не лыком шиты в плане техники. Опыт борьбы с хищениями в других отраслях показывает, что между «хорошими» и «плохими» парнями идет постоянная борьба, причем настолько динамичная, что за ней не поспеет никакой ГОСТ.

Вопрос № 2


Зачем нужна предлагаемая авторами стандартизация как с точки зрения развития бизнеса, так и с точки зрения потребителей ИС (счетчиков)?

На мой взгляд, мы постоянно забываем о том, что время социализма, который планировал, стандартизировал и унифицировал всё «до последнего гвоздя» уже прошло. Итоги социалистического прошлого очевидны и учтены в нынешнем российском законодательстве. Обязательные требования вводятся только для обеспечения безопасности, включая и «предупреждения действий, вводящих в заблуждение приобретателей, в том числе потребителей» (так написано в законе «О техническом регулировании»). Именно упомянутые минимальные требования безопасности покупок/продаж и предъявляются к коммерческому учету в действующих нормативных правовых документах.

Всё остальное в части возможных обязательных требований, в т.ч. защищенность, надежность, межповерочные интервалы, наборы дополнительных функций, не относится к основной функции счетчика. Регламентация таких требований на государственном уровне приведет к ограничению конкуренции, от чего пострадает именно потребитель, о котором все так беспокоятся.

Действительно, если всё, что хотят занормировать авторы статьи и их единомышленники, будет включено в обязательные стандарты (я, правда, не знаю механизма, который бы позволил сделать подобное в отечественной системе технического регулирования), то в чем же будет отличие счетчиков, выпускаемых разными производителями? В цвете корпуса и его форме? В наборе сверхдополнительных функций, который может вообразить только самый изощренный рыночный ум?

Некоторые выводы


Я не сомневаюсь, что предложения, которые высказывают краснодарские авторы, буквально выстраданы ими в конкретных ситуациях в работе по внедрению ИС учета электроэнергии, что они хотят сделать как лучше. Но они предлагают такие рецепты, что не надо быть особым специалистом в энергетике, чтобы сделать вывод: при следовании этим рецептам получится «как всегда».

Объективно в современной ситуации с организацией коммерческого учета электроэнергии, конечно, есть проблемы, но они носят системный характер лишь в одном: не хватает политической воли допускать на рынки только лиц, у которых есть приборы или системы, отвечающие требованиям этих рынков, а при отсутствии систем учета – изгонять этих лиц с рынков (попросту не давая подключаться к электрической сети).

Остальные проблемы типичны для рынков традиционных товаров и услуг. Надо стимулировать спрос, и он стимулируется с использованием всех доступных рычагов, пусть даже не совсем честно, а с помощью административного ресурса или политических амбиций. Надо расширять производство, и мы наблюдаем достаточно широкий спектр весьма неплохих счетчиков как отечественных, так и иностранных производителей. И эти счетчики работали, работают и будут работать каждый в своей потребительской нише – проблем здесь никаких не видится.

Если говорить об улучшении качества учета, под которым понимается повышение точности, объема предоставляемой информации и другие возможности для управления потреблением, а также предоставление дополнительных услуг в виде двусторонней связи со сбытовой компанией, смена тарифного меню и т.д. и т.п., то для выполнения этих задач требуются дополнительные (и немалые) средства. Поиск этих средств представляет собой задачу даже не российского, а мирового масштаба, т.к. она удовлетворительно не решена ни в одной стране. За рубежом поиск средств облегчается дороговизной энергоресурсов, но и там Smart Metering внедряется достаточно туго.

Что же касается России, то этот бизнес (именно бизнес, а не бюджетные ассигнования или тарифное регулирование) вряд ли будет успешным по крайней мере до так ожидаемого всеми энергетическими компаниями резкого роста тарифов и цен на электроэнергию.

Правила учета на розничном рынке действительно нуждаются в доработке – с этим утверждением авторов обсуждаемой статьи согласны сотрудники Сибирского государственного НИИ метрологии.


Мнение метрологов

Василий Кондаков, начальник сектора метрологического обеспечения систем учета электрической энергии
Эрих Шейнин, начальник отдела метрологического обеспечения информационно-измерительных систем в энергетике
ФГУП «СНИИМ», г. Новосибирск


Авторы рассматривают достаточно широкий круг актуальных вопросов, связанных с техническим и нормативным обеспечением учета электрической энергии. Однако их выводы представляются весьма спорными.

Прежде всего трудно согласиться с проходящим красной нитью через всю статью тезисом, что все беды и недостатки коммерческого учета связаны с «…разбиением энергетики на отдельные княжества» в результате проведенной реформы в электроэнергетике.

В равной степени спорной является звучащая рефреном мысль о необходимости жесткой регламентации требований к приборам учета электрической энергии вплоть до выбора (а точнее, назначения) единственного разработчика счетчиков и систем на их основе.

Современная НТД в России


В соответствии с Постановлениями Правительства № 529 от 31.08.2006 и № 1172 от 27.12.2010, нормативные документы, устанавливающие требования к средствам измерений, применяемым на оптовом и розничном рынках электроэнергии, различны.

Так, для оптового рынка электрической энергии, согласно п. 23 «Правил оптового рынка…», технические требования к средствам измерений устанавливаются в договоре о присоединении к системе оптового рынка. Одновременно в приложениях к договору о присоединении к системе оптового рынка требования к автоматизированным системам и средствам измерений, применяемым для измерения электрической энергии на оптовом рынке (Приложение 11.1), изложены полно и непротиворечиво.

Для розничного рынка общие требования к организации учета электрической энергии установлены в разделе XII «Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики», где в п. 138 в том числе устанавливается, что типы применяемых средств измерений должны быть утверждены. В части технических требований устанавливаются только требования к классам точности. Очевидно, что Правила учета на розничном рынке в этом виде недостаточны и требуют конкретизации и учета интересов всех участников рынка, включая бытовой и мелкомоторный сектор. В этом действительно необходимо согласиться с авторами.

Поскольку как на оптовом, так и на розничном рынке требуется применение средств измерений утвержденных типов, то они проверяются на соответствие требованиям соответствующих стандартов.


Для счетчиков электрической энергии в настоящее время обязательными являются требования стандартов ГОСТ Р 50320, ГОСТ Р 52322, ГОСТ Р 52323, ГОСТ Р 52425. Эти документы полностью соответствуют международным стандартам МЭК 62052-11:2003, МЭК 62053-21:2003, МЭК 62053 22:2003, МЭК 62053 23:2003, а в некоторых местах устанавливают даже более жесткие требования. Неверно было бы говорить, что эти стандарты отстали от современного уровня развития технологий, ведь в соответствии с ними или их аналогами работает абсолютное большинство компаний, изготавливающих счетчики электрической энергии во всем мире, а не только в РФ.

Упомянутые в статье Методические рекомендации по техническим требованиям к системам и приборам учета воды, газа, тепловой энергии, электрической энергии, принятые Приказом № 57 Минпромторга РФ от 21.01 2011, не предусматривают указанные авторами классы точности 7 и 9, а предусматривают классы А, В и С. Эти рекомендации являются переводом Директивы 2004/22 ЕС Европейского парламента и совета от 31.03.2004 «О средствах измерения», применяющейся в странах ЕС, в том числе и для установления требований к счетчикам электрической энергии.

Утверждение о том, что нормативные документы позволяют выпускать счетчики, не защищенные от недопустимого влияния на метрологические характеристики или на результаты измерений со стороны потребителя или энергосбытовой компании, также не верно. В соответствии с Приказом Минпромторга РФ № 1081 от 30.11.2009 процесс выхода на рынок любого счетчика электрической энергии, применяемого для коммерческого учета, невозможен без анализа конструкции счетчика на предмет достаточности мер защиты от несанкционированного доступа к тем частям конструкции и к программному обеспечению, посредством которых возможно оказать недопустимое влияние на результат измерений. При этом, кроме всего прочего, проверяется защищенность интерфейсов, определяется уровень защиты программного обеспечения. Обсуждая требования защиты, конечно, надо понимать, что создать идеально защищенный счетчик в принципе невозможно, поскольку на каждую защиту всегда найдутся приемы ее взлома.

Метрологическое обеспечение


Вопросы метрологического обеспечения АИИС КУЭ вряд ли можно рассмотреть в одном абзаце, однако заметим, что подход к метрологическому обеспечению АИИС КУЭ бытового и мелкомоторного сектора, конечно, должен отличаться от подхода к системам учета крупных потребителей. В настоящее время специалистами ФГУП «СНИИМ» в инициативном порядке разрабатывается концепция метрологического обеспечения таких систем, которую планируется в ближайшее время опубликовать.

Важно отметить, что в настоящее время МИ 2999-2006, на которую ссылаются авторы, не действует, она заменена на более современный и существенно отличающийся документ МИ 2999-2011, кардинально изменяющий порядок оформления документации на АИИС КУЭ, в том числе и при внесении изменений в состав каналов.

Надежность и гарантия


Вопрос гарантии производителя авторы, по нашему мнению, путают с вопросами надежности. Только характеристики надежности, установленные ГОСТ 27.002-89, такие как средняя или гамма-процентная наработки на отказ и др., могут присут­ствовать в нормативно-технической документации, в том числе и в стандартах, характеризуя надежность средств измерений. Гарантия производителя находится в сфере правовых отношений и регулируется совсем другими документами.

В целом, с нашей точки зрения, проблемы, поставленные в статье, требуют гораздо более глубокого анализа и обоснованных выводов, чем сделано авторами.

В борьбе с хищениями электроэнергии более действенны организационные меры, а не усовершенствования в конструкции счетчиков – полагает представитель завода-изготовителя средств измерений.


Мнение производителя

Николай Громов, заместитель главного инженера Нижегородского завода им. М.В. Фрунзе, г. Нижний Новгород

О нормативной документации


ГОСТы на счетчики электроэнергии, действующие в России, полностью соответствуют современным международным стандартам МЭК (IEC). И это, по моему мнению, правильно. Введение стандартов с отдельными российскими требованиями сведет на нет все усилия по интеграции нашей экономики в мировую.

Что касается АСКУЭ, то современные системы включают в себя приборы учета с цифровым интерфейсом, программу верхнего уровня (СУБД, АРМ, программу сбора данных и управления приборами учета) и каналообразующую аппаратуру. Все метрологические характеристики находятся в приборах учета, которые более 10 лет хранят всю информацию. Все счетчики уже имеют свидетельство на средство измерений. Остальная часть АСКУЭ – это информационная система, а не метрологическая, и ее задача – передача результатов на компьютер и их визуализация. Поэтому вполне возможно не утверждать тип средства измерений для АСКУЭ, а в крайнем случае сертифицировать систему обеспечения единого времени.

О хищениях

Борьба с хищениями электроэнергии бесконечна. Можно, конечно, заковать счетчик в стальную оболочку, поставить внутри кучу датчиков, реагирующих на различные воздействия, а при их срабатываниях – отключать потребителя. Но в любом случае появятся более изощренные методы хищений электроэнергии. Выход виден только в применении организационных мер:

вынос прибора учета из помещения потребителя и его установка снаружи. Т.к. магнитное поле спадает на расстоянии, то поставив прибор учета в щиток и устранив непосредственный доступ к счетчику, современными магнитами нельзя будет повлиять на показания;
отключение потребителя (в том числе дистанционное) без предварительного уведомления при обнаружении попыток хищения. Повторное включение осуществлять только после уплаты большого штрафа;
установка счетчиков «расщепленной архитектуры»: когда счетчик с функцией передачи данных в АСКУЭ и возможностью отключения нагрузки находится снаружи на опоре или стене здания, а в квартире имеется терминал, который только дистанционно снимает и отображает показания для потребителя;
установка приборов учета энергоснабжающей организацией, чтобы исключить возможность вскрытия и установки в счетчик дополнительных компонентов. Хотя с этим мы тоже боремся, устанавливая в приборы энергонезависимые электронные пломбы с фиксацией попыток вскрытия в нестираемом журнале событий.
Конечно, все эти меры существенно поднимают цену точки учета. Но не всегда в энергетических компаниях те, кто принимают решение о закупке, прислушиваются к мнению технических специалистов: зачастую выбирают то, что подешевле, но, как говорится, скупой платит дважды, а в нашем случае – всегда.

О надежности


Общая надежность любой продукции определяется надежностью и качеством материалов и комплектующих изделий, а также технологией изготовления. К сожалению, качественное изделие не может иметь низкую стоимость. Некоторые отечественные компании пытались вывести производство в Китай, однако без тотального контроля со стороны фирмы-заказчика (производителя) возможна замена материалов и комплектующих китайскими низкокачественными «аналогами».

Наше объединение производит счетчики на собственном производстве в России из комплектующих известных фирм. Но из-за кризиса появилась неритмичность производства даже у признанных мировых компаний по изготовлению электронных компонентов и, как следствие, произошло ухудшение качества и срывы сроков их поставок.

Кроме того, необходимо прекратить заявления о сроке службы счетчиков 30 лет. Ни один производитель электронных компонентов не держит в производстве элементы дольше 10–15 лет. Соответственно ремонт после этого срока практически будет невозможен из-за отсутствия необходимых комплектующих в продаже.

О требованиях к счетчикам


Шунт как измерительный элемент имеет, кроме преимущества в нечувствительности к постоянному магнитному полю, также и недостатки. В частности, по сравнению с трансформаторами тока он обладает меньшим уровнем сигнала, что повышает чувствительность к внешним полям входного преобразователя. Кроме того, шунт имеет повышенные потери электроэнергии.

Что касается остальных предложений, то практически все они уже реализованы в нашей продукции: это и электронная энергонезависимая пломба, и нестираемый журнал событий, и счетчик с так называемой «расщепленной» архитектурой.

В заключение можно сказать, что производители приборов учета электроэнергии всегда стремятся учесть пожелания энергосбытовых компаний, естественно, в существующем нормативном поле, а также постоянно работают над повышением надежности своей продукции.

Руководители энергосбытовых компаний, для которых коммерческие потери электроэнергии – это огромные убытки и постоянная головная боль, солидарны с авторами статьи, что подтверждает первый заместитель генерального директора ОАО «ЮТЭК».

Мнение эксплуатации
Александр Маслов,
первый заместитель генерального директора –
технический директор ОАО «Югорская территориальная энергетическая компания»


Авторы подняли очень важную тему. Учет электроэнергии долгое время оставался второстепенной задачей в энергетике, но с изменением статуса электроэнергии, которая стала товаром с постоянно растущей ценой, вопросы учета вышли на первый план и там, где учет не совершенен, энергокомпании несут огромные убытки.

Например, отпуск в сеть компании ОАО «Московская объединенная электросетевая компания» (МОЭСК) в 2010 году составил порядка 83 500 млн кВт.час. Из них потери составили 11,15%. Большую часть из этого объема составляют коммерческие потери, что приводит к огромным потерям финансовых средств, которые могли бы быть направлены на приобретение современного оборудования и улучшение надежности электроснабжения. Могли бы, но сейчас эти деньги безвозвратно теряются.

В последнее время ситуация с развитием и совершенствованием систем учета хоть и медленно, но все же меняется в лучшую сторону.

При формировании инвестиционных программ филиалами ОАО «Холдинг МРСК» впервые установлены сценарные условия, по которым 10% планируемых средств выделяется на развитие систем учета. И успех здесь может быть достигнут только в случае комплексного решения всех проблем, обозначенных в статье:

совершенствование старой и разработка новой, соответствующей современному уровню развития технологий нормативной базы;
производство приборов учета, устойчивых к современным способам хищения электроэнергии;
изменение статуса прибора учета: «весы», то есть счетчики электроэнергии, должны принадлежать энергокомпании, а не потребителю;
и, конечно же, широкое внедрение автоматизированных систем учета – в наш век сплошного использования интеллектуальных устройств и систем без этого уже не обойтись.

Глубокий и развернутый комментарий нашего постоянного эксперта Василия Васильевича Михайлова завершает очередную серию обмена мнениями по наиболее существенным проблемам учета на розничных рынках электроэнергии.


Мнение эксперта
Василий Михайлов,
генеральный директор ЗАО «Роскоммунэнерго», президент СРО Российская ассоциация «Коммунальная энергетика», г. Москва


Нельзя не согласиться с авторами обсуждаемой статьи в том, что задачей реформирования энергетики было создание условий для налаживания рыночных отношений, конкуренции на всех этапах производства и сбыта электроэнергии. Естественно, что формирование таких отношений не могло происходить гладко, без проблем. Если быть оптимистами, то можно считать, что фактическое отсутствие рыночных отношений в энергетике сегодня, особенно в сбытовой деятельности, обусловлено тем, что они, эти отношения, как раз и находятся в процессе создания методом проб и многочисленных ошибок. Правда, сейчас объем проблем и противоречий, являющихся следствием методов исполнения реформирования, близок к критической массе, а их решение потребует колоссальных усилий на уровне высшего руководства России.

Сети и сбыт


Рассмотрим, что мы имели в области учета электроэнергии к концу основного этапа реформирования. В ходе создания Единой национальной электрической сети и передачи в нее высоковольтных сетевых активов бывших АО-энерго была фактически разрушена созданная ранее система учета электро­энергии. По оценкам специалистов, работавших в РАО «ЕЭС России», уже тогда необходимо было оснастить приборами учета порядка 25 тысяч точек.

С межсетевым учетом более низких уровней напряжения ситуация практически не изменилась: системы АСКУЭ, созданные АО-энерго или другими сильными электросетевыми предприятиями, до сих пор продолжают работать на устаревших приборах учета.

Существенно затормозила процесс создания цивилизованного учета низких уровней как раз конкуренция в сбытовой деятельности. Гарантирующие поставщики «второго уровня», пытаясь выполнить требования к выходу на оптовый рынок, вместе со своими бывшими сослуживцами – сетевиками никак не могли побороть сопротивление гарантирующих поставщиков «первого уровня». Одним из самых распространенных нарушений антимонопольного законодательства в последние годы была невозможность согласования групп точек поставки и соответственно учета.

Совершенно вопиющая ситуация сложилась во взаимоотношениях сетевых и сбытовых компаний, особенно если сетевые компании – муниципальные, а сбытовые – те самые столпы конкуренции в сбыте – гарантирующие поставщики «первого уровня». Так называемые «фактические» потери электроэнергии в сетевых компаниях могут достигать 50%, а иногда и больше, поскольку неоплаченную электроэнергию сбытовые компании выставляют в виде «фактических» потерь сетевым компаниям.

Любому энергетику с минимальной технической подготовкой ясно, что так не может быть, что потери электроэнергии в сетях – это технологический расход. Всё что сверх него, – это или воровство путем набросов (очень незначительная часть потерь хотя бы потому, что легко определяется), или коммерческие потери, к которым сетевики не могут иметь отношения по закону: у них, как правило, нет прямых договорных отношений с конечными потребителями.

Продолжает вносить свою долю в это безобразие и несовершенство нормативной базы ЖКХ, особенно в части взаимоотношений управляющих многоквартирными домами компаний и ресурсоснабжающих организаций. Считается, что в части учета электроснабжения многоквартирных домов проблем меньше, чем в тепло- и водоснабжении. Однако при этом почему-то не вспоминают о том, что установка приборов общедомового учета до последнего времени была большой проблемой. Желание сетевых компаний ее решить до сих пор встречается с яростным сопротивлением как сбытовиков (а на кого они будут вешать неоплаченную электроэнергию?), так и управляющих компаний и жителей – им тоже не хочется платить за всю потребленную домом электроэнергию. Если же вспомнить, сколько лет назад в большинстве своем были установлены поквартирные счетчики и в каком состоянии они находятся, станет понятно, насколько они вообще могут служить средствами коммерческого учета.

Необходимы Правила учета


Естественно, напрашивается решение, которое с минимальными затратами могло бы упорядочить ситуацию, стимулировать формирование цивилизованного коммерческого учета. Оно единственное – принятие «Правил коммерческого учета электроэнергии». Они должны были увидеть свет во втором квартале 2007 года, за год до окончания основного этапа реформирования электроэнергетики, однако до сих пор не введены в действие.
Может показаться поразительным, но этот документ был подготовлен вовремя, в первом квартале 2007 года. Над его созданием работала большая группа грамотных специалистов из многих организаций, более того, из всех заинтересованных компаний, которым было что предложить в этот документ. Конечно, нельзя говорить, что те Правила были идеальными. Но нужно ли было их тогда утверждать? Обязательно!

Причины, по которым это не было сделано, видимо, останутся тайной навсегда, да это теперь не так уж и важно.

Определенные позывы к формированию учета содержатся в «Законе об энергосбережении…», правда, их реализация вряд ли будет осуществлена в установленные сроки.

В целом же и проблема энергосбережения решается похоже: опять телегу запрягают впереди лошади. Как можно вообще говорить об энергоэффективности, не имея представления о том, сколько же энергоресурсов использовано, каков объем действительно технологических потерь, как они распределяются между участниками поставки электроэнергии?

Таким образом, и с точки зрения энергосбережения без Правил коммерческого учета электроэнергии не обойтись.

Требования к учету


Безусловно, нельзя не думать о решении технических проблем, поставленных авторами. Не сомневаюсь, что эта тема вызовет много споров: у производителей свои интересы, у сетевиков – свои, у сбытовиков – свои, у потребителей, ради которых все должны работать, – свои.

Однако если основные требования к коммерческому учету в общем, к средствам измерений, к системам средств измерений и т.д. будут определены четко и однозначно, тогда можно будет решать их осознанно.

Требований к учету в принципе должно быть не так уж и много:
потребитель оплачивает ровно столько, сколько получил;
сетевая компания получает плату за передачу всей электроэнергии, израсходованной потребителями, и оплачивает стоимость потерь электроэнергии, которые на самом деле возникли в сетях ее балансовой принадлежности;
сбытовые компании получают плату за весь объем электроэнергии, купленной на оптовом рынке.

При этом объемы электроэнергии должны определяться исправными приборами учета и, хочется надеяться на будущее, системами учета. В их отсутствие по тем или иным причинам – расчетными методами, обязательными к применению сторонами договора.

Учитывая то, что Правилами коммерческого учета должны определяться взаимоотношения широчайшего круга лиц, как юридических, так и физических, их статус должен быть весьма высок, вплоть до принятия на уровне постановления правительства.

Проблема настолько очевидна, что не требует какого-то доказательства необходимости своего решения. Вместе с тем редкие попытки ее реанимации до сих пор были безуспешными.

Различные федеральные ведомства в своих приказах иногда касаются этой темы (как в упомянутых авторами статьи, так и в ряде других). Но когда их видишь, часто возникает недоумение: зачем и для кого они написаны? Возникает и опасение: а что тогда может прозвучать в более серьезном документе, каким должны быть Правила коммерческого учета?

Наверное, без широкого обсуждения, в том числе на специально организованных интернет-форумах, сегодня создание такого документа невозможно. Есть предложение организовать на сайте Минэнерго РФ целевой форум «проблемы учета электроэнергии», где затрагивать и нормативные, и технические вопросы, а для начала поместить на него упомянутый проект Правил коммерческого учета. Не сомневаюсь, что уже к весне 2012 года можно будет увидеть все аспекты проблем учета, массу предложений по их решению.

К сожалению, для окончательного решения проблемы создания Правил коммерческого учета электроэнергии не хватает еще одной мелочи: ни одно федеральное ведомство не уполномочено не только их утвердить, но и подготовить. Остается ждать реакции правительства РФ.

Обсуждение статьи В. Демченко и В. Ковалева дает представление об основных идеях и позициях, которые сегодня существуют в профессиональном сообществе в отношении систем учета электроэнергии. Несмотря на это, тему нельзя считать исчерпанной, ведь цена вопроса слишком высока и для электротехнического рынка, и для энергетиков.



Партнеры




«Анти Магнит»



НП «СРО ЭЭ СКФО»


Опрос

Откуда Вы узнали о пломбе "Анти Магнит"?


Календарь

«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Присоединяйтесь

Контактная информация:


Центральный офис:

г. Москва

Телефон:+7 (499) 499-34-39
e-mail: energo-ekspert@mail.ru

Представительство
на Юге России:

Телефон:+7 (8652) 69-66-69
e-mail: energo-expert26@mail.ru